8 исторических городов, исчезающих у нас на глазах - SPIRAL.EXPERT

8 исторических городов, исчезающих у нас на глазах

8 исторических городов, исчезающих у нас на глазах

Историческими поселениями принято называть города, в которых охраня­ются не только отдельные архитектурные памятники или ансамбли, но и их окру­жение: старая средовая застройка, планировка, масштаб и силуэт, панорамы и ландшафты. В 2010 году Минкульт сократил список историче­ских поселений России более чем в десять раз — с 478 до 41. Но и для тех из них, что прикрыты охранным статусом, не придуманы системные методы охраны среды и не состав­лена охранная документация. В развивающихся городах старые кварталы уходят под снос, в бедствую­щих — вымирают. Немалую роль играет тактика городских властей: развивать туризм и искать гранты, или не делать ничего, или активно дружить с инвесторами. Мы выбрали восемь характерных примеров, хотя в этом списке могут быть десятки городов и селений.

1. Вышний Волочек, Тверская область 

Главное отличие города — почти нетронутый ХХ веком исторический центр и два прямолинейных, устроенных по голландским образцам канала с каменными берегами и шлюзами. Еще недавно это был один из самых сохранившихся уездных городов России, но сегодня Вышний Волочек бедствует, даже несмотря на исключительно выигрышное расположение между Москвой и Петербургом. С начала 1990-х годов старый город деградирует, и специалисты оценивают происходящее как катастрофу. Полуразрушены арочные торговые ряды — визитная карточка всякого уездного города. Собствен­ники нерасселенных исторических зданий сбивают с фасадов резьбу и леп­нину, зашивают стены плиткой и сайдингом, меняют дерево на пластик. От домов трех красивейших городских усадеб — Тыртова, Неручьевой и Анишина — остались только стены. Особенно пострадавшие памятники находятся на бывших Соборной и Дворцо­вой площадях (сейчас на их месте — скверы), располо­женных по обоим берегам выкопанного в 1722 году канала; если бы удалось воссоздать два утраченных еще в советские годы храма, этот ландшафт стал бы настоящей мечтой русского патриота. 

2. Вологда, Вологодская область 

У гражданской архитектуры старой Вологды — свои узнаваемые манеры: вход в дом, как правило, располагался в угло­вой части, а над ним был широкий крытый балкон. Но помимо своеобразия, Вологда впечатляла масштабом кварталов XIX века, вписанных в естественное, веками не менявшееся природное окружение. Этот некогда знаменитый истори­ческий ландшафт, напротив, стал жертвой слишком пристального внимания городских властей и застройщиков.

Массовое разрушение деревянной застройки продолжается с 1990-х годов. В 2010 году Вологда была исключена из федерального списка исторических поселений, и с тех пор утрачено более 30 из 352 памятников федерального или местного значения и более сотни из 373 ценных объектов исторической среды. Что-то горело, что-то заменяли грубыми копиями из кирпича в дощатой обшивке, но все эти неприятности отошли в тень в 2018 году, когда началось бетони­рование берега протекающей через центр города одноименной реки. Решение о благоустройстве склонов именно таким образом принял губер­натор Олег Кувшинников. В итоге — разрушена экосистема, утрачен знаменитый исторический ландшафт, и нет сомнений, что последствия будут стоить потомкам больших хлопот.

3. Выборг, Ленинградская область

Наиболее европейский из старых российских городов был основан шведами в 1293 году, а с 1917 по 1940 год входил в состав Финляндии. По сравнению с прусским Кенигсбергом или шведской Нарвой, пострадав­шими в войну и полностью перепланированными после нее, Выборгу повезло, и город привели в порядок. Но в конце ХХ века он пришел в запустение, особенно заметное из-за его европейской внешности. Несмотря на статус исторического поселе­ния и положенное финансирование, в последние годы Выборг постоянно находится в центре скандалов, связанных с разруши­тельными последствиями освоения средств, выделенных на его реставрацию.

В 2013 году был снесен целый квартал аварийных, но охраняемых государством зданий XIX века — местные власти посчитали «очистку квартала» возможным методом его спасения. Сейчас та же участь грозит одному из лучших памятников эпохи модерна — заброшенному в 1990-е года доходному дому Говинга. Год за годом приходят новости о дальнейшем выделении сумм на создание ком­плексной программы сохранения города, а тем временем Всемирный фонд памятников уже включил Выборг в список объектов культурного наследия, находящихся под угрозой. В знаменитой усадьбе Монрепо в рамках госре­ставрации 2017–2019 годов наполовину вырублен парк и полностью разобран деревянный дворец.

4. Тобольск, Тюменская область

Своеобразие Тобольска обусловлено его географией: кремль и прилега­ющие к нему центральные кварталы расположены на высоком плато, которое на несколько десятков метров поднимается над пойменной низиной реки Иртыш и равнинным Нижним городом. Одно из главных впечатлений — вид с кремлевской горы на широкую равнину, усеянную старыми крышами Подгоры (еще одно название Нижнего), и леса, простирающиеся до горизонта.

В ХХ веке старая система ирригации пойменной низины была нарушена (подняты трассы улиц, заасфальти­рованы водостоки), и вот уже 30 лет идут разговоры о катастрофе Нижнего города — он начал превращаться в большое болото. Сейчас этот район расселяется, а в его сухой партерной части появилась пара новых кварталов, но проблему Подгоры как исторической территории это не решит. Очевидно, что деревянная застройка будет таять все быстрее, уступая место домам, в лучшем случае соответствующим ей масштабом.

Невозможность регулировать застройку частного сектора — общая проблема всех старых городов России. Самая интересная, в прошлом торговая часть Нижнего города, примыкающая к кремле­вской горе, в 2011 году была застроена 3–4-этажными квартирными домами. Выглядящие как подмо­сковный ширпотреб девяностых годов, они стали самой яркой частью знаменитой панорамы; а ближний к кремлю дом на улице Розы Люксембург исключил возможность воссоздания снесенной в 1949 году Богоявленской церкви, визуально соединявшей Нижний город с Кремлевской горой.

5. Ростов-на-Дону, Ростовская область

Ростов-на-Дону — один из десяти советских городов, наиболее пострадавших во время Великой Отечественной войны. Тем не менее здесь сохранились целые кварталы дореволюционных домов с историческими дверями, окнами, решетками балконов, козырьками навесов, железными ставнями магазинов (в Москве это большая редкость). Пыльные, но оттого еще более колоритные переулки и дворы, где есть даже дворовые галереи с отдельными входами в квартиры, — подлинная ткань старого города; она дает возможность представить, как выглядело изнутри, например, утраченное московское Зарядье. 

Городские энтузиасты своими руками чинят деревянные двери, ищут и восстанавливают старинные вывески, но встречный процесс опережает их усилия. Деревянные окна меняют на как попало подогнанные стеклопакеты, в прорехах исторических улиц возникают нелепые офисные новостройки. Городские власти регулярно озвучивают намерение «сносить и отстраивать заново», не видя ценности подлинного материала. Так, в 2016 году был снесен дом с восстановленной горожанами вывеской «Биллiардная» и уничтожена главная неофициальная достопримечательность города — купальня на исто­чнике в руинах заброшенных Парамоновских складов (инвестор утешал горожан тем, что на месте аварийных народных купален появится спа-комплекс с апартаментами). 

6. Кимры, Тверская область

Это старинное промышленное село стало городом только в 1917 году. Говорят, здешние предприниматели долгое время нарочно препятствовали присвоению Кимрам городского статуса, чтобы уклоняться от более строгого налого­обложения, так что село выглядело как небольшой уездный город — с куполами церквей, торговыми рядами и главной улицей, застроенной двухэтажными домами. Храмы Соборной пло­щади были уничтожены в 1930-е, но сохранился интереснейший комплекс жилой застройки. Кимры называют «заповедником деревянного модерна»: уникальность города в том, что частные дома в духе модерна здесь строили не только перед революцией, но и в годы нэпа. Упадок начался в 1990-е. С тех пор население сократилось на четверть, множество домов пустует, здания горят, сносятся или перестраиваются по вкусу хозяев. На реставрацию у города денег нет — наиболее известный деревянный дом Лужиных недавно был восстанов­лен частным инвестором. В центре города зияют руины некогда процветавших торговых рядов, а в 2019 году рухнул фасад заметного городского объекта, давно заброшенного Гостиного Двора, построенного в селе в 1914-м году по образцу московских Верхних рядов, то есть ГУМа. 

7. Осташков, Тверская область 

 

Осташков стоит на берегу знаменитого озера Селигер, и по совокупности выдающихся природных данных и целостности исторического комплекса —десятки деревянных и камен­ных памятников XVIII–XIX веков — он мог бы стать настоящим курортом. Однако обычную запущенность центра здесь усугубляет реализация программы рассе­ления ветхого жилья. Начатая в 2013 году, она сопровождается постоянными скандалами. Так, без должных экспертиз аварийными были признаны десятки дореволюционных домов: жителей выселили, и здания стоят пустые в ожидании новых решений. В 2019 году на Евстафь­евской улице был торжественно открыт мощенный плиткой променад, но будущее самой улицы, где опустело три четверти домов, пока неопределенно.

По той же причине пустуют и разрушаются старинные кварталы в еще одном городе Тверской области, Торжке. Сначала дома расселяют, а потом начинают искать инвесто­ров и новых хозяев. «Для повышения инвестиционной привлекательности» со зданий стремятся снять охранные обременения: в 2014 году в Торжке из охранных списков было исключено 45 объектов разом. 

8. Томск, Томская область

Томск — отдельный пример города, где горожане и чиновники с переменным успехом ищут пути решения проблемы деревянной застройки. Историческое поселение Томска — это около двух тысяч деревянных жилых, в том числе квартирных домов, построенных до 1917 года. 700 из них включены в список объектов, назначенных к сохранению. Несмотря на это, к 400-­летнему юбилею Томска в 2004 году местная администрация взялась активно очищать город от «гнилушек». К счастью, действия общественности по спасению старых домов привлекли внимание тогдашнего губернатора Виктора Кресса: был создан специальный совет, выделены восемь зон сохранения деревянной застройки, начались работы по реставрации зданий. В 2005­–2011 годах деревянные дома в Томске восстанавливались целыми улицами, в том числе без расселения жителей.

После смены губернатора ситуация в городе частично откатилась назад. Финансирование реставрационных работ свернули, а в 2014 году в проект охранных зон стали вносить изме­нения, чтобы снять ограничения для нового строительства. Ново­стройки вторглись в Татарскую слободу — самую цельную часть старого города. Это вновь вызвало сопротивление томской обществен­ности, которой удалось ускорить разработку проекта границ исторического поселения. После трехлетних баталий документация по предмету охраны была отправлена в Минкульт, окончательное число внесенных в нее ценных объектов выросло до 1486. В то же время в городе запущена программа льготной аренды «Дом за рубль», по которой сейчас реставрируются 27 деревянных домов.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *