Как на самом деле жилось в Средневековье. Инквизиция и антисанитария - SPIRAL.EXPERT

Как на самом деле жилось в Средневековье. Инквизиция и антисанитария

Как на самом деле жилось в Средневековье. Инквизиция и антисанитария

В Средневековье инквизиция сожгла миллионы женщин, посчитав их ведьмами, а само сжигание «ведьм» было в Средние века обычным делом

Строго говоря, «охота на ведьм» вообще не была средневековым явлением. Своего апогея преследования достигли в 16-17 веках и практически полностью относились к раннему периоду Нового времени. Что касается большей части Средневековья (т.е. 5-15 вв.), то Церковь не только не интересовала охота на так называемых «ведьм», но она еще и учила тому, что ведьм не существует в принципе.

Где-то до 14 века Церковь бранила верящих в ведьм людей и вообще называла подобное глупым крестьянским суеверием. Ряд средневековых кодексов, канонических и мирских, запрещали не столько колдовство, сколько веру в его существование. Однажды священнослужитель вступил в спор с жителями одной деревни, которые искренне верили в слова женщины, утверждавшей, что она ведьма и среди прочего может обратиться в клубы дыма и покинуть закрытую комнату через замочную скважину. Чтобы доказать глупость этого верования, священник закрыл себя в комнате с этой женщиной и ударами палкой вынуждал ее покинуть комнату через замочную скважину. «Ведьма» не сбежала, и жители деревни усвоили урок.

Отношение к ведьмам начало меняться в 14 веке, особенно в разгар эпидемии чумы 1347 – 1350 годов, после которой европейцы стали все больше и больше бояться заговора вредоносных демонических сил, в большинстве своем мнимых. Помимо преследования евреев и запугивания групп еретиков, Церковь стала более серьезно относиться к ковенам ведьм. Кризис наступил в 1484 году, когда Папа Римский Иннокентий VIII опубликовал буллу Summis desiderantes affectibus («Всеми силами души» — прим. Newочём), которая запустила охоту на ведьм, бушевавшую по всей Европе следующие 200 лет.

В начавшиеся преследования ведьм были вовлечены в равной степени католические и протестантские страны. Что интересно, охота на ведьм, кажется, следует географическим линиям Реформации: в католических странах, которым не особо угрожало протестантство, как, например, Италии и Испании, количество «ведьм» было невелико, а вот страны на линии фронта религиозной борьбы того времени, вроде Германии и Франции, испытали на себе всю тяжесть этого явления. То есть, что две страны, где инквизиция была наиболее активна, оказались местами, где связанная с ведьмами истерия была наименьшей. Вопреки мифам, инквизиторы были намного больше обеспокоены еретиками и вновь обратившимися в иудаизм обращенными христианами-евреями, чем какими-то «ведьмами».

В протестантских странах охота на ведьм становилась неистовой вспышкой, когда статус-кво был под угрозой (как, например, охота на ведьм в Салеме, штат Массачусетс), или во время социальной или религиозной нестабильности (как в якобинской Англии или при пуританском режиме Оливера Кромвеля). Несмотря на сильно преувеличенные утверждения о «миллионах женщин», казненных по обвинению в колдовстве, современные историки оценивают реальное количество жертв приблизительно в 60-100 тысяч человек за несколько столетий, и 20 процентов жертв были мужчинами.

Голливуд увековечил миф о «средневековой» охоте на ведьм, и лишь немногие голливудские фильмы, повествующие об этом периоде, способны не поддаться соблазну и не упомянуть ведьм или кого-либо, преследуемого жутким священником за колдовство. И это несмотря на тот факт, что практически весь период этой истерии последовал за Средневековьем, а вера в ведьм считалась суеверной чепухой.

Средневековье было периодом грязи и нищеты, люди редко мылись, омерзительно пахли, и у них были гнилые зубы

В действительности средневековые люди всех сословий мылись ежедневно, принимали ванны и ценили чистоту и гигиену. Как и любое поколение до современной системы с горячей проточной водой, они были не так чисты, как мы с вами, но, как наши дедушки и бабушки и их родители, они были в состоянии мыться ежедневно, держать себя в чистоте, ценили ее и не любили людей, которые не мылись или плохо пахли.

Большинство людей в ту эпоху поддерживали себя в чистоте, ежедневно моясь в ваннах с горячей водой. Использование мыла впервые получило широкое распространение в Средние века (греки и римляне не пользовались мылом), и у производителей мыла были свои гильдии в большинстве крупных средневековых городов. Нагревание воды для полной ванны занимало много времени, поэтому домашние ванны не были так распространены, но даже низшие прослойки общества принимали сидячие поясные ванные, когда предоставлялась такая возможность. Аристократия вознесла принятие ванн до высоких уровней роскоши, где такое купание в больших деревянных ваннах с обитыми шелком сиденьями было не только уединенным наслаждением, но и процессом, которым можно поделиться с сексуальными партнерами или даже группами друзей, с вином и едой под рукой, — весьма похоже на современные ванны или джакузи.

Общественные бани существовали в большинстве городов, а в мегаполисах они процветали сотнями. Южный берег Темзы был местом сотен «тушенок» (от англ. «stew» — «тушенка», отсюда и название одноименного блюда в английском языке — прим.Newoчём), в которых средневековые лондонцы могли париться в горячей воде, беседовать, играть в шахматы и приставать к проституткам. В Париже таких ванн было даже больше, а в Италии их было столько, что некоторые из них рекламировали себя как обслуживающих исключительно женщин или аристократов, чтобы дворяне случайно не оказались в одной ванне с рабочими или крестьянами.

Мысль о том, что люди Средневековья не мылись, основана на ряде мифов и ложных представлений. Во-первых, 16 век и затем 18 век (то есть после эпохи Средневековья) стали периодами, когда врачи утверждали, что принимать ванны вредно, и люди старались делать это не слишком часто. Обыватели, для которых «Средние века» начинаются «от 19 века и ранее», сделали допущение, что нерегулярное принятие ванн было распространено и ранее. Во-вторых, христианские моралисты и священники Средневековья действительно предупреждали о вреде чрезмерно частого принятия ванн. Это связано с тем, что эти моралисты предостерегали от чрезмерности во всем — еде, сексе, охоте, танцах и даже в покаянии и религиозной приверженности. Делать из этого вывод, что никто не мылся, совершенно бессмысленно.

И, наконец, общественные бани были тесно связаны с проституцией. Нет сомнения, что многие проститутки предлагали свои услуги в средневековых общественных купальнях, а «тушенки» Лондона и других городов находились недалеко от наиболее известных своими борделями и шлюхами районов. Поэтому моралисты и ругались на общественные купальни, считая их вертепами. Делать вывод, что по этой причине люди не пользовались общественными банями так же глупо, как и заключить, что они не посещали находившиеся поблизости бордели.

Те факты, что средневековая литература воспевает прелести купания, что средневековая церемония посвящения в рыцари включает в себя ароматическую ванну для посвящаемого оруженосца, что аскетичные отшельники гордились отказом от купания в той же степени, как и отказом от других общественных удовольствий, а мылоделы и владельцы купален устраивали шумные торговые представления, свидетельствует о том, что людям нравилось держать себя в чистоте. Археологические раскопки подтверждают абсурдность представления о том, что у них были гнилые зубы. Сахар был дорогой роскошью, а рацион среднестатистического человека был богат овощами, кальцием и сезонными фруктами, поэтому на самом деле средневековые зубы были в отличном состоянии. Более дешевый сахар заполонил рынки Европы только в 16-17 веках, что и вызвало эпидемию кариеса и плохого запаха изо рта.

Средневековое французское высказывание демонстрирует, насколько фундаментальным было купание для удовольствий хорошей жизни:

Venari, ludere, lavari, bibere! Hoc est vivere!

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on whatsapp
0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *