Унесенные призраками - SPIRAL.EXPERT

Унесенные призраками

Унесенные призраками

В японском фольклоре без бутылки саке не разберешься. Он сформировался благодаря многовековому «сотрудничеству» китайского буддизма и национального синтоизма — уникальному процессу, в ходе которого принципы одной религии дополнялись заповедями другой.

Такой синкретизм породил удивительное переплетение мифов: буддийские божества проповедовали синтоизм, а первобытное синтоистское волшебство ничуть не противоречило сложной буддийской картине мира. Чтобы понять исключительность этого явления, достаточно представить себе идола Перуна в алтаре современного православного храма.

Особенности национального мировоззрения, помноженные на буддийский мистицизм и остатки первобытных верований, сделали японских чудовищ совершенно непохожими на своих западных «коллег». Рядом с людьми и животными под красным солнцем поселились призраки — нечто вроде фей в их классическом европейском понимании, но непохожие друг на друга и с успехом заменяющие всех химер, придуманных человечеством.

Японские призраки — это не беспокойные души умерших или сгустки протоплазмы из параллельных миров. К ним чаще всего применяется понятие обакэ, образованное от глагола бакэру — превращаться, трансформироваться. Обакэ вполне могут быть существами из плоти и крови. Главное в них — то, что эти «призраки» превращаются из чего-то одного в другое, меняя символы и значения, а также нарушая естественный ход вещей.

Сверхъестественный ужас в японской культуре сфокусирован не на каких-то потусторонних объектах, а на иррациональной модификации привычных форм. Скелет в белом саване, горящие глаза в темноте и жуткий вой на кладбище напугают японца значительно меньше, чем смятый бумажный фонарь или странные телевизионные помехи. Почвой для таких страхов служит простая (если не сказать примитивная) картина мира. Похожие «ужастики» о черной руке или белой простыне когда-то пользовались большим спросом в журнале «Огонек».

Из обакэ иногда выделяется самостоятельный класс призраков — ёкай (японская фольклорная терминология очень запутана и единой классификации попросту нет). Их главный признак — неординарный внешний вид (один глаз, длинная шея и т. д.). Ёкай напоминают русских домовых или леших. Живут эти существа в определенной местности и не ищут встречи с человеком. Ёкай могут быть как дружелюбны, так и зловредны. Они ассоциируются с огнем и северо-востоком. Зимой встречи с нечистью происходят редко.

На просторах Японии можно встретить и вполне нормальных призраков юрэй — душ, лишенных покоя. Синтоизм учит, что после смерти душа ждет совершения необходимых обрядов над телом, после чего благополучно отбывает в мир иной. С живыми родственниками покойный дух может встретиться один раз в году — в июле, во время праздника Бон.

Но если человек погиб насильственной смертью, совершил самоубийство или если обряды над его телом проведены неправильно, душа превращается в юрэй и получает возможность проникать в мир живых. Юрэй можно встретить в месте его смерти, но стремиться к этому не стоит, ведь главное занятие неупокоенных призраков — месть.

Большинство юрэй — женщины, пострадавшие от любви. Первоначально японцы полагали, что их облик неотличим от прижизненного, но вскоре традиции стали меняться, и вместо лица у призрачной дамы мог обнаружиться огромный глаз.

Сегодня облик юрэй стандартизирован. Они одеты в белое погребальное кимоно. Волосы угольно-черные, длинные (предполагалось, что они растут после смерти) и спадающие на лицо. Руки бессильно свисают вниз, вместо ног зияет пустота (в театре кабуки актеров подвешивают на веревках), а рядом с призраком вьются потусторонние огни.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on whatsapp
26+

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *